Наполеоновские войны

ОТ ПУЛТУСКА ДО ПРЕЙСИШ-ЭЙЛАУ
© Книга Александра Морозова

 

Зимняя кампания русской армии в Польше и Восточной Пруссии 1806-1807 гг. и сражение при Прейсиш-Эйлау 27 января 1807 года.

 
 



ОБ АВТОРЕ

Александр Морозов
биография

О КНИГЕ

Авторское предисловие

ОГЛАВЛЕНИЕ
Развернутый перечень глав c описанием


Группа автора
"В контакте!"
Отзывы, общение

СПИСОК ГЛАВ

ЧАСТЬ-I
"ОТ ВИСЛЫ ДО ПУЛТУСКА"


ГЛАВА-I

ГЛАВА-II

ГЛАВА-III

ГЛАВА-IV

ГЛАВА-V

ГЛАВА-VI

ГЛАВА-VII

ГЛАВА-VIII

ГЛАВА-IX

ГЛАВА-X

ГЛАВА-XI

ГЛАВА-XII

ГЛАВА-XIII

ГЛАВА-XIV


ЧАСТЬ-II
"ОТ ПУЛТУСКА ДО ПРЕЙСИШ-ЭЙЛАУ"

ГЛАВА-XV

ГЛАВА-XVI

ГЛАВА-XVII

ГЛАВА-XVIII

ГЛАВА-XIX

ГЛАВА-XX

ГЛАВА-XXI

ГЛАВА-XXII

ГЛАВА-XXIII

ГЛАВА-XXIV

ГЛАВА-XXV

ГЛАВА-XXVI

ГЛАВА-XXVII

ГЛАВА-XXVIII

ГЛАВА-XXIX

ГЛАВА-XXX

ГЛАВА-XXXI

ГЛАВА-XX
XII

©
Copyright

условия распространения

©  Верстка и макет - Александр Морозов


 

ГЛАВА II
ЧИСЛЕННОСТЬ, СООТНОШЕНИЕ СИЛ И ИХ РАСПОЛОЖЕНИЕ ПЕРЕД НАЧАЛОМ ВОЙНЫ В ДЕКАБРЕ 1806 ГОДА
Сражение при Прейсиш-Эйлау, война с Наполеоном 1806-1807, книга Александра Морозова
Армия Наполеона входит в Берлин в 1806 г. Художник Шарль Мени.
Наполеон привел в Пруссию армию, численностью в 192 000
(5)*. Цифра, на первый взгляд, впечатляющая, однако на деле этих войск великому завоевателю не хватало, им пришлось оперировать на огромной территории: от Голландии до Балтики. Из них 36 000 было потеряно в сражениях при Йене и Аурштедте и от болезней.
(3)* Даже за счет новых рекрутов, набора 1806 года, и контингентов вассальных князей Рейнского союза император французов cмог собрать к вторжению в Восточную Пруссию и Польшу чуть более 130 000: растянувшиеся коммуникации, конвоирование огромных масс пленных требовали выделения значительных отрядов и гарнизонов.
Несколько дивизий пришлось отделить для решения иных задач. Так, VIII корпус Мортье выдвинулся из Пруссии в Ганновер - на случай высадки англичан, а IX корпус Жерома Бонапарта оставался в Пруссии, охранять тыл, где было неспокойно. Часть крепостей еще не капитулировали, а население, обозленное реквизициями, сбивалось в вооруженные отряды. В частности, в Силезии "около 8000 человек, из поселян, граждан и бежавших из плена пруссаков, собрались по призыву принца Ангальт-Плесского. Вооруженные партии нападали на слабые французские отряды, отбивали магазины и транспорты...
В Гессенском Курфюршестве и в Вестфалии вооруженные толпы, под начальством офицеров распущенного гессенского войска, привлекали крестьян тысячами к восстанию, и тем уже наносили вред французской армии, что надлежало отделить сильные корпуса для их усмирения"
. (6)*
Поэтому дальше, на восток, за Вислу, двинулись лишь 6 пехотных корпусов:
I –  Бернадота (14000), III – Даву (22000), IV – Сульта (25800), V – Ланна (18000), VI – Нея  (12000) , VII – Ожеро (13000). Всего - 86 000 пехоты.
С ними шли гвардия - 8 батальонов (4900) пехоты и 2 кавалерийские бригады (конные гренадеры и егеря) - 2400 сабель.
(5)*
Основную массу своей тяжелой и средней кавалерии, кроме гвардейской, Наполеон свел в два корпуса. Сказалось ошибочное представление Императора о предстоящем театре военных действий. Он полагал, что в Польше преобладают равнины (а не леса и болота, как оказалось на самом деле), и, следовательно, представиться прекрасная возможность использовать крупные кавалерийские массы. Вот что Наполеон своему пасынку Евгению Богарне, вице-королю Итальянскому, и своему брату Жозефу Бонапарту, королю Неаполитанскому:
"Я намерен взять из Италии еще четыре кавалерийских полка, потому что среди необъятных равнин Польши кавалерия необходима".
(5)* 
Первым, или, как его называли, "резервным", корпусом командовал Мюрат, получивший после разгрома Пруссии во владение княжество Берг и титул "Великого герцога Бергского". Всего под его командой находилось 60 эскадронов, 9000 сабель.
Буквально за несколько дней до похода, в декабре 1806-го, Наполеон учредил еще один, II кавалерийский корпус, под командованием Бессьера. В него наспех забирали конные части со всей Великой армии, что вскоре пагубно сказалось на  ее снабжении, осуществлявшемся за счет поборов в захваченных провинциях, и противостоянии с вездесущими казаками. 
Возглавил этот новый конный корпус Жан-Батист Бессьер, ранее командовавший гвардейской кавалерией.
Во II корпусе числилось 45 эскадронов, 6000 сабель.
Кавалерию обоих корпусов составляли кирасиры и драгуны, сведенные в дивизии.
Кроме того, непосредственно пехотным корпусам были приданы легкие кавалерийские части (гусары и конные стрелки), по бригаде на корпус: I корпус - Тилли (1100), III корпус - Марюла (1050),  IV корпус - Гюго (1440), V корпус - Трельяра (1230), VI корпус - Кольбера  (700),  VII корпус - Дюронеля (1020).
(5)*
Всего - 6 540 легкой кавалерии.
С этими легкими бригадами и, считая конную гвардию, общая численность французской кавалерии насчитывала 23 940.
Артиллерия была также распределена по корпусам, по 30-40 орудий, и всего насчитывала 278 пушек.
Если суммировать состав всех родов войск, французская армия имела в своих рядах 109 700 пехоты (с гвардией), 23 940 кавалерии (с гвардейской) и 278 пушек с обслугой, итого общую численность 133 640, В предстоящем походе ее возглавил лично Наполеон.

Карта театра войны с Наполеоном 1806-1807 гг. и расположение войск перед началом военных действий в декабре 1806 г.
© Авторская реконструкция - А.М.
Битва при Прейсиш-Эйлау, театр войны 1806-1807 г., книга Александра Морозова

СИЛЫ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ В 1806 ГОДУ
Российская империя к началу войны, несмотря на аустерлицкое поражение, располагала огромной армий, формально простиравшейся до 593 000 человек.
(7)*. Пусть, однако же
, читателя не вводит в заблуждение эта цифра, достаточно сказать, что сюда входили и гарнизонные войска, и разные диковинные для нашего современного восприятия уездные команды, горнозаводские войска, а также отслужившие свое, но еще остающиеся в строю т.н. "инвалиды", разные нестроевые и т.п. Кроме того, 1/5 ее  составляли казаки, причем не отдельные полки, а Войско Донское, Оренбургское и все прочие вместе взятые.
Нас же в этой книге интересует цифра отмобилизованных и обученных для войны в Европе полевых войск. Таких насчитывалось вроде бы тоже немало, около 180 000. Из них только 150 000 были развернуты на западных границах, где Россия располагала 3-я армиями, всего - 13 дивизий. 
(9)*
Армия Михельсона, находившаяся за Днестром, имела в своем составе немногим более 50 000 (5 дивизий), но, как мы уже знаем, была скована войной с Турцией.

Армия Беннигсена, 4 дивизии, располагалась частью у Варшавы (дивизия Седморацкого), частью между польской столицей и Пултуском. Его дивизии были впервые сформированы и состояли, за исключением кавалерии, из только что набранных рекрутов.
Третья армия, Буксгевдена,
костяком которой стали войска, участвовавшие в сражении при Аустерлице и новые полки, формировавшиеся по мере проведения рекрутских наборов, еще не успевшая достигнуть полного состава, была спешно двинута из России, где  проходила формировку, в Польшу, куда и прибыла в к началу декабря.
Императорский историограф Михайловский-Данилевский указывает численность армии Беннигсена в 67 000 и 276 орудий, Буксгевдена -
55 000 и 216 орудий. (9)* Всего вместе это составило бы 122 000 при 492 орудиях.
Однако и к этим цифрам, за исключением артиллерии, следует относиться с большой осторожностью. Здесь и далее мы не раз еще столкнемся с парадоксом, когда любой, даже самый, казалось бы, надежный источник того далекого времени, на проверку приходится подвергать сомнению. Если исходить из фактической численности русской дивизии (о структуре и организации армий России и Франции речь пойдет в следующей, III главе), то силы Беннигсена, даже если формально считать по штатному, а не фактическому, наличию людей  в строю, не могли превышать 56 650 строевых, включая кавалерию и орудийную обслугу. Буксгевден, имевший под своим началом, как и Беннигсен, 4 дивизии, но еще находившиеся в стадии доукомплектования, вряд ли имел под началом боле 40 - 45 000 штыков и сабель.
Сам дальнейший ход кампании, в чем читатель сможет убедиться, показывает, что объединенная русская армия, стоявшая в Польше, вряд ли превышала 100 000, иначе бы ее действия носили бы более решительный и эффективный характер.
Чтобы усилить это направление из армии Михельсона отозвали одну дивизию. Она встала лагерем у Бреста, где было решено начать формирование четвертой, резервной, армии под командованием генерала Эссена. Именно сюда спешно направлялись новые, только что сформированные полки. К концу 1806 - началу 1807 года численность армии Эссена достигла 37000 при 120 орудиях, но пока она еще только собиралась.
Остальные 30 000 приходились на гвардию, отдельный Кавказский корпус и небольшой финляндский контингент на границе со Швецией.
Отдельный Кавказский корпус, или, как его тогда называли, "войска укрепленной Кавказской линии", находился слишком далеко и был слишком малочисленным, чтобы на него могли рассчитывать: всего 6 полков, с небольшим числом кавалерии и казаков
(4)*. В это время он находился под командованием генерала Цицианова и полностью увяз в вяло текущей войне с Персией и непрерывными стычках с воинственными горцами.
Русский корпус в Финляндии был и того меньше, едва годился, чтобы прикрыть северную границу. Отметим, что сам термин "корпус" тогда еще не применялся, его для удобства употребляют авторы более позднего времени, включая и автора этой книги. В то время в ходу был единственный термин - "армия".
И Россия, и Франция развернули масштабные программы мобилизации. Предвидя неизбежность войны с Россией, Наполеон, в частности, прибег к внеочередному призыву призывников 1807 года (80 000) и начал формирование нового пехотного корпуса Лефевра, набиравшегося в значительной мере из польских волонтеров. Остальные новобранцы поступали сюда из вассальных немецких княжеств.
Чтобы поощрить поляков к вступлению в Великую Армию, Наполеон пообещал, что, если Польша сможет выставить 40 000 солдат, то получит независимость. Однако он так на это и не решился, опасаясь новой войны с Австрией. Венский двор, и без того уже понесший, в результате прошлых войск с Францией, большие территориальные потери в Италии и Европе, с большой тревогой наблюдал за движением французских войск к польским границам. Потеря польских земель считалась в Вене равнозначной гибели самой австрийской Империи. На случай такого развития событий Австрия уже выдвинула в соседнюю с Польшей Богемию 60 000 солдат. Наполеону нечем было отгородиться от этой угрозы, имея в германских землях неустроенный тыл, а перед собой более чем 120- тысячную русскую армию. Вот почему он с такой осторожностью решал "польский вопрос", ограничившись в итоге половинчатым решением, создав Герцогство Варшавское, да и то - лишь после окончания войны и подписания Тильзитского мира. 
Непосредственно во Франции формировался гренадерский корпус Удино (5 полков 2-х батальонного состава), призванный стать своего рода резервом Старой Гвардии.
В России намечалось набрать 600 000 рекрутов
(9)*, еще одна утопическая цифра. На такую массу войск не было ни средств, ни вооружения.
Тем не менее за достаточно короткое время было сформировано еще 5 дивизий, но большинство из этих формирований, как русских, так и французских, не успели принять участие в зимней кампании, только в летней, которая, однако, выходит за рамки нашей книги.
Силы нашего союзника, Пруссии (кроме гарнизонов осажденных крепостей, отказавшихся капитулировать (Данциг, Кольберг, Грауденц и другие) исчерпывались единственным корпусом Лестока. Формально в нем числилось 20 000, из них: 19 батальонов, 55 эскадронов, 3 отдельные роты и 8 батарей.
(5)*. К началу кампании корпус не превышал 15 000. Некоторые его роты, принудительно набранные из поляков по рекрутскому набору, дезертировали почти поголовно. Однако легкая наемная польская конница, как ее называли-  "Товарищи", служившая по найму, вся осталась верна присяге.
Король Фридрих-Вильгельм-III обязался собрать в помощь русским еще 10 000 рекрутов (19 батальонов), которых направляли в его новую резиденцию, в Мемель, но из за  нехватки оружия и обмундирования и общей неразберихи было собрано и отправлено в армию всего 3.
Таким образом, силы противников в Польше и Восточной Пруссии на начало противостояния оказались практически равны,
если считать и корпус Лестока.
Несколько слов следует сказать о качественном составе армий противников. С 1802 г., после Амьенского мира,  по 1805 год, то есть, 3 года, французская армия не вела боевых действий (не считая бескровной аннексии Ганновера), все это время войска усиленно обучались, пополнялись, армия значительно выросла в численности. Именно в это время и появилось название Великая армия - в августе 1805 г. В кампаниях 1805-го (Аустерлиц) и 1806-го (Йена-Ауэрштедт) французские солдаты понесли сравнительно небольшие потери, но закалились и уверовали в свое превосходство над любым противником. Все 8 корпусов (6 пехотных и 2 кавалерийских), которые привел с собой Наполеон в Польшу и Восточную Пруссию, состояли, в большинстве своем, из обстрелянных ветеранов, среди которых было немало тех, кто участвовал еще в итальянских походах и битве при Маренго.
Обе русские армии, Беннигсена и Буксгевдена, прибывшие на театр военных действий, напротив, преимущественно состояли из только что набранных рекрутов и на то были причины.
Формально потери при Аустерлице войск союзников считают в 35 000. Но это только убитыми, ранеными и пленными. Гораздо больше было разбежавшихся и уже не вернувшихся в строй, дезертиров. Остатки войск на обратном пути домой выкосила эпидемия лихорадки.
Чтобы читатель яснее представил себе масштабы потерь, приведем в качестве примера урон, понесенный 1-м Его Высочества уланским полком. Для него это было боевое крещение. Полк, считавшийся гвардейским, хотя официально и не назывался таковым, до битвы насчитывал 1000 с лишним сабель, а когда после отступления собрался в Кракове, в его рядах осталось всего
300 человек, и  еще полторы сотни вернулись позже из госпиталей или спешенных улан, примкнувших к пехотным полком и отдельным командам" (2)*.
Разумеется, все эти потери также восполнялись наскоро обученными новобранцами.
Мы не ошибемся, если будем считать, что наши войска, сосредоточенные в Польше в декабре 1806 года на 3/4, если не больше,
состояли из сырой массы наскоро обученных рекрутов.
Французские же, в такой же пропорции состояли из ветеранов или обстрелянных солдат, а костяк армии, особенно - офицерский состав, имел за плечами опыт участия в нескольких кампаниях.
Обе армии различались также своей организацией, структурой, но эту тему мы рассмотрим в следующей главе.
Когда Александр I обнародовал свой "высочайший" манифест о войне, французские войска стягивались к Познани, чтобы затем идти на Варшаву и Кенигсберг.
С русской стороны к переправам у Плоцка был выдвинут отряд Барклая в составе 3-х пехотных полков, 1 гусарского, 1 казачьего и 1 орудийной батареи.
Корпус Лестока стоял в Торне, где охранял мосты через Вислу. Резервный корпус Эссена пока еще находился в глубоком тылу, в Бресте.


К следующей главе    К предыдущей главе   К оглавлению

© Авторские права: Александр Морозов. Москва. 2016-2021 гг.

 Примечания к главе II

(2)* Фаддей Булгарин: "Воспоминания".

(3)* "Записки графа Л. Л. Беннигсена о войне с Наполеоном 1807 года".

(5*) Оскар Фон-Леттов-Форбек: "История войны 1806 и 1807 гг.".

(6*) Генрих Жомини: "Политическая и военная жизнь Наполеона"

(7)* Н. Самокиш. "Столетие военного министерства - 1802-1902".

(8)*
В. Потто. "Кавказские войны. От древнейших времён до Ермолова".

(9)*
А.И. Михайловский- Данилевский. "Описание второй войны Императора Александра с Наполеоном в 1806 и 1807 годах".